Шелиден
Попасть на сторону мрака очень просто: всего один раз неосторожно оступился на склоне и... бесконечно скатываешься вниз. Хотя порой весело скатываешься, со вкусом, с этим не поспоришь...
Главы 24-25

Глава 24.


- Постой, так это были даже не маги? - Милена почувствовала, что несуществующая сейчас шерсть на загривке встала дыбом.
- То есть, всякие волшебные сети может любой эльф творить? Ну, то есть любой их жрец?
- Фактически да. - Денис недовольно посмотрел на остатки кофе в чашке и с сожалением отставил её в сторону. - Правда, тут стоит учитывать, что подобное воздействие он может оказывать только на так называемое "зло". На человека же, пусть даже законченного отморозка это не подействует, а вот на этих демонов, как мы видим, очень даже.
Милена поджала губы и решилась-таки спросить то, что её действительно волновало.
- М-м-м, Деня, а вот на меня скажем, такая сеточка подействует? Я же по сути уже не человек?
Брат нахмурился и, побарабанив пальцами по столешнице, вынужден был признаться:
- Вообще-то я не знаю, испытаний по понятным причинам никто не проводил, а предположения можно строить, сама понимаешь, какие угодно. Оборотни вообще существа весьма интересные. Ты же вот вроде бы и человек, и зверь, и разумом ты обладаешь, хоть немного и ущербным... ой! - За последний комментарий он естественно схлопотал увесистый подзатыльник и недовольно покосился на карающую длань.
- Короче ты вроде бы и магическая тварь, однако, все твои превращения происходят на физиологическом уровне. Ты можешь посещать святые места, а вот нечисть на это не способна. - Оборотень внимательно слушала, хотя и не стала заострять внимание рассказчика на его собственную оговорку на счёт "нечисти". Но отметила про себя, что этот вопрос тоже было бы неплохо, потом уточнить. Так, для общего ознакомления.
- А вот кстати, - Денис неожиданно оживился. - Меня давно интересует вопрос, действует ли на оборотней серебро? Понимаешь, проверять-то нужно на живом, а они нам в руки пока что не давались. Да и использовать драг.метал на проверку мифического способа убийства, нам никто не даст. Начальство всегда в ответ советует с осиновым колом на бой выйти, а этот вопрос не только меня, между прочим, интересует! Так действует или нет? Развей мои сомнения.
Милена растерянно поставила бровки домиком и развеяла сомнение брата.
- Действует. Я сама ведь поначалу свои способности с мифологическими сверяла. Осина, кстати, для меня просто деревяшка, как берёза или ясень. А вот серебро действительно жжётся. Не так что бы уж очень сильно, но вот ожог получить можно, если держать подольше. Сначала лёгкая сыпь, что-то вроде раздражения, и уже тогда весьма болезненно, а после, раздражение становится всё сильнее. Подозреваю, что если постоянно прижимать серебро к коже, то она и слезть может. Хотя я сама, ясное дело, до такого не дотягивала. И сходят ожоги медленнее, не так критично как скажем раны нанесённые демоном, но тоже заметно.
Денис задумчиво потёр рукой лоб пальцами и, неожиданно, спохватился.
- Так ты поела? Пошли уже. Мы и так опоздали больше чем возможно.
Девушка обречённо подняла глаза к потолку, но не нашла ничего интересного и кивнув, поднялась вслед за братом.
Стоило сесть в автомобиль, Милена, всё же решившись, попросила Дениса привести её квартиру в порядок. Он немного странно на неё посмотрел, но в итоге согласился, сообщив, что насчёт двери договорится уже сегодня, есть у него нужный телефончик, а ключи тогда передаст ей. Милена облегчённо кивнула. В течение всего пути, пока парень молча вёл машину, Милена глядела в окно, пытаясь найти в душе хоть капельку возбуждения или волнения от предстоящий встречи. Однако кроме пустоты там ничего не было. С одной стороны это не очень-то правильно, ведь сейчас она едет фактически сдавать себя властям - это если они поведут себя так, как думалось оборотню. С другой стороны, её чувства более чем оправданы. Бессонная ночь, полная беготни, изматывающих боёв, потеря нескольких литров крови, которые уже были восполнены, но всё равно напоминали о том, что их отсутствие имело место быть - всё это отрицательно сказывалось на выработке адреналина. Кроме того неприятно ныли заживающие раны. Ей приходилось периодически скрывать болезненную гримасу от брата. К боли она уже так или иначе за время превращений успела привыкнуть, ну, или её болевой порог просто стал выше. Но, в конце концов, совсем не реагировать на боль не может ни одно живое существо — даже оборотень.
В данную минуту, она лениво вглядывалась в проплывающие мимо здания и автомобили, думая о чём угодно, но не о предстоящей встрече.
- Ну, что, мы приехали, вылезай, давай. - Денис вытащил ключи из замка зажигания и, отстегнув ремень, выбрался на улицу.
Милена последовала его примеру, удивлённо разглядывая место, в которое они прибыли. Признаться, она ожидала, что её привезут в какой-нибудь загородный бункер, а на самом деле они находились хоть и на окраине, но всё же Москвы. Девушка даже смутно припомнила, что тут уже бывала. Буквально в пятистах метрах от этого места находился большой музей, какой-то восточной культуры. Их сюда от института водили с экскурсией. Сейчас над студенткой возвышалось громадное здание, не столько высокое, сколько массивное и громоздкое. В высоту строение не превышало и десяти этажей, но вот в длину было весьма внушительно, и, судя по массивности архитектуры, можно было предположить, что в глубину оно, также окажется весьма впечатляюще. Подъезд у этой махины был только один, за стеклянными дверьми которого виднелся силуэт охранника. Оборотень изумлённо покачала головой, она себе немного не так представляла секретное государственное учреждение, занимающиеся отстрелом иномировой нечисти и поиском опасных оборотней и ещё чёрт знает чем.
Брат подскочил к застывшей девушке и, схватив её за кончик шарфа, дёрнул в направлении входа.
- Ты долго ещё стоять собираешься? И ведь обязательно на самом ветру, тебе может и ничего, а мне вот холодно. Пойдём, насмотришься ещё.
- День, мне казалось, что ваша организация в полях, да лесах где-нибудь стоит, зачем её посреди города поставили-то? - Она не удержалась, что бы, не утолить собственное любопытство.
- Я то откуда знаю? Да и представь, как мы бы туда каждый день добирались бы? Все сотрудники, в основном, ведь в Москве живут. И так половина из-за вечных пробок опаздывает. - Он на секунду задумался, и уже берясь за ручку, добавил. - Или врут. Может просто поспать любят.
Когда они оказались внутри, Милену приятно обрадовало тепло окутывающее помещение. Пусть она не была так подвержена холоду как человек, но всё рано мороз, пробирающийся сквозь штаны любой плотности ей тоже мало нравился. Кроме того, система охраны внушала невольное уважение. По крайней мере, сама оборотень с искренним любопытством разглядывала небольшие камеры под потолком и огнестрельное оружие в руках охраны.
Что примечательно, она чувствовала,: охраны вокруг понаставлено значительно больше, чем было нужно для рационального обеспечения безопасности. Если тут, конечно, не ждут одного не слишком дружелюбно настроенного оборотня. Девушка покачала головой, и жест этот выглядел более одобрительным, чем считала она сама. Во всяком случае, это демонстративное недоверие со стороны до того утрированно добрых властей пришлось ей больше по вкусу. Впрочем так же вероятно, что Милена себе бессовестно польстила и здешняя система безопасности изначально рассчитана на экстремальные условия. Всё может быть.
Пока родственники шли по прямому, не слишком длинному коридору, оборотень постоянно ощущала на себе множество настороженных взглядов. И к тому моменту, когда они с братом дошли до двери, расположенной по законам жанра, в самом конце этого коридора, нервозность успела проснуться, в, казалось бы, слишком усталом организме. Так что, когда очередной охранник плавно потянулся почесать нос, она резко вздрогнула и со свистом втянула в себя воздух.
- Спокойно. Лен, это естественно, что тебе не слишком-то доверяют, но подожди немного. На тебя не нападут, так что прекрати царапать своими когтями мою руку. - Голос Дениса сначала спокойный и размеренный, в конце фразы превратился в настоящее шипение. Милена, вняла просьбе родственника и, отпустила его локоть, который умудрилась поцарапать даже сквозь толстую зимнюю куртку. Как ни странно, кроме не совсем к месту вылезших когтей, в целом ни выражение лица, ни характер движения не выдавали, насколько же внутренне она сейчас была напряжена.
В итоге, они дошли, пусть и не без приключений, и оказались в весьма скромно обставленном кабинете. Множество ламп дневного света не оставляли ни малейшего шанса даже для самой завалящей тени. И, стоило оборотню оказаться в комнате, и попасть под прямыми лучами, как те больно резанули по ставшим излишне чувствительными, после более тёмного коридора, глазам.
Невзирая на скромность обстановки, можно сказать даже едва ли не бедность, выглядевшей старой, хотя и добротной мебели, комната эта имела важное качество. Она была большая. Не настолько, чтобы могла считаться залом или чем-то в том же духе, но вполне достаточной, для того, чтобы вместить в себя не только обе стороны переговорщиков, но и несколько человек охраны. Милена огляделась и с трудом подавила тяжёлый вздох. Она и так за последние несколько суток изрядно вымоталась, а тут возможно опять придется драться. Если говорить по совести, оборотню подобного вовсе не хотелось. Сказывалась усталость, бессонная ночь и нервное состояние после срыва и ран. Ещё несколько секунд назад бурлящий в крови адреналин ушёл, прихватив с собой и азарт, и подозрительность, оставив лишь желание побыстрее со всем закончить.
Так как на данный момент от встречающей стороны присутствовал только Денис, который приехал вместе с ней, родственники просто устроились в креслах для гостей и принялись ждать. Впрочем, нельзя сказать что рядом не было буквально никого. Ведь прямо за дверью в соседней комнате, всего-лишь в паре метров от них находилась боевая группа бесшумно переговаривающаяся и взволнованно переминающаяся на одном месте людей. От них из-за двери тянуло запахом одеколонов, кожи, железа и пороха. Только т-с-с-с, мы не должны об этом знать.
По крайней мере на счёт конкретно этой группы Милена могла быть уверенна — это по её душу. Впрочем, чтобы она не думала обо всей этой затее, но испортить всё ей не хотелось, пусть, даже если шанс благополучного заключения "союза", казался столь вызывающе малым. Она скосила глаза на Дениса. Тот, похоже, если о чём и волновался, так точно не о боевиках за дверью, или просто не знал о них? Это обычная практика выставлять охрану при переговорах с нелюдями? Здесь вообще есть правила по переговорам с нелюдями? Впрочем почему нет.
Милена задумчиво провела пальцами по губам и послушно осталась сидеть на своём месте. Ждём дальше. Она откинулась на спинку облегчённо расслабив напряжённые плечи, и выкинула из головы все лишние мысли. Правда даже в таком порядком измотанном состоянии, она не переставала вслушиваться в запахи напряжения и внимания, исходившие от охранников и улавливать краем уха любое их шевеление. Ну, просто так - на всякий случай.
Ждать им, кстати, пришлось не долго. Уже спустя пять, может быть семь минут, в комнату вошёл Денис Аркадьевич. Он приветливо улыбнулся, кивком поприветствовал Дениса, а вот растерявшейся Милене, пожал руку, поблагодарил, что она всё же пришла, как и обещала. Хотя и не преминул заметить, что её ждали раньше.
- Признаться несколько опасалась нашей встречи. - Милена начала беседу весьма прохладным тоном, не подержав начавшийся обмен любезностями. - И, судя по тому, что я вижу, - она сверкнула жёлтыми глазами на Дениса Аркадьевича. - Ваши слова, о том, что со мной готовы идти на контакт и хотят договориться о сотрудничестве, не совсем правдивы.
Он удивлённо приподнял брови всем своим видом демонстрируя полное непонимание претензий.
Милена буквально сглотнула зарождающееся в груди рычание. Сейчас точно не время демонстрировать необузданный норов. И даже усталость, и ноющие шрамы не являются оправданием. Не являются я сказала! А вот сдержанность и человечность, в самом простом значении этого слова, могут быть оценены по достоинству.
 Те люди за дверью, - она махнула рукой в сторону этой самой двери и цинично усмехнулась. Глаза её уже опять приобрели успокаивающей болотный оттенок. - Я их слышу.
 Денис недовольно нахмурился, а Денис Аркадьевич заметно смутился.
 Милена, ну поймите, и вам мы тоже не можем до конца доверять. - Мужчина обошёл стол и опустился на своё место. Словно отгородился от неё дополнительной преградой. Впрочем команду на нападение не отдал, что в принципе оборотня целиком устроило. - Даже при том, что до сего момента вы не проявили никакой агрессии, мы должны быть готовы к тому, чтобы защититься в случае нежелательного стечения обстоятельств. Однако не думаю, что смог бы самостоятельно отбиться от вас, даже имей я при себе оружие, так что, приходиться надеяться на профессионалов.
В голове у Милены мелькнула мысль, что захоти она действительно что-то ему сделать, то охрана бы ей не помешала. Потом отомстила бы несомненно, но вот остановить её атаку на расстоянии менее двух метров? Какая глупость.
- Но и у меня нет оснований доверять вам. - Девушка не собиралась принимать точку зрения противника. - Если притом, что я, возможно, могу напасть на вас, то, что мешает вам напасть на меня? Вы ещё замете, что если как вы считаете, нападать я буду в силу звериных инстинктов, то подумайте ещё и над тем, что, заставляя меня ощущать себя в ловушке, вы тем самым только спровоцируете агрессию с моей стороны. Тем более, вам не кажется, что вы несколько поздно вспомнили об осторожности? Если бы я хотела вас убить, то сделала бы это ещё вчера. Если бы я хотела сбежать, то сделала бы это ночью. И если даже я внезапно возжелаю вашей крови. - Она выразительно улыбнулась, продемонстрировав заострившиеся клыки. - Ваши ребята всё равно не успели бы мне помешать.
Мужчина отвёл взгляд куда-то в сторону, похоже, подобные мысли приходили к нему и сами, но чувство самосохранения оказалось сильнее и следствием этого и стало привлечение такого количества охраны.
- Ну, зато, они смогли бы не выпустить вас отсюда, - Денис Аркадьевич побарабанил пальцами по столешнице.
- Возможно, - она неопределённо качнула головой, отказываясь напрямую соглашаться с собственным бессилием даже в гипотетической ситуации.
- Что ж, - тёзка её брата вновь улыбнулся. Милена даже поразилась его выдержке. Судя по всему, ей здесь или доверяли, больше чем казалось, или боялись меньше, чем хотели представить. Студентке почему-то казалось, что верно было и то, и другое.
- Давайте начнём? Вам уже известно, что наша цель это сотрудничество с вами и поиск оборотней похожих на вас. Как вы знаете, для нашей организации стало сюрпризом, что встречаются и разумные оборотни. И хорошенько осмыслив данное обстоятельство, мы пришли к выводу, что было бы неплохо найти подобных вам и предложить им присоединиться к нам. Вернее, - он замялся на мгновение, но почти сразу продолжил. - Это необходимо - найти их, остальное уже по обстоятельствам. Вы сами должны понимать, что даже если оборотень не теряет человеческую сущность, то он вполне может оказаться, помимо прочего, преступником. И мы должны быть готовы к возникновению любой нестандартной ситуации. Милена, вы же по себе видите, что доверять нам, ваши сородичи будут едва ли. И, если вы будите с нами, то в последствии можете стать тем фактором, который позволит вашим собратьям понять, что мы не желаем им зла.
- Это если я буду вам доверять. - Оборотень сначала порядком удивилась ходу мыслей мужчины, а затем недовольно скривилась. - Всё что вы тут говорите довольно интересно, но признаться, я не думаю, что смогу стать "первой ласточкой". Просто не вижу причин, по которым я должна была бы вам довериться. М-м-м, знаете, даже если отбросить всю паранойю, я не понимаю, чем могу быть вам полезна. Ну, всякие эксперименты, которые я не горю желанием позволять на себе проводить, и сам факт сотрудничества, это понятно, но зачем мне-то это сдалось? Что я с этого всего буду иметь, если соглашусь?
Казалось, от такой постановки вопроса, Денис Аркадьевич тоже слегка растерялся, но тут же понимающе усмехнулся и прекратил казаться всё понимающим альтруистом и стал больше похож на начальника большой организации, увидевшем интересный путь решения поднадоевшей проблемы.
- Так вас интересует это? - Он кашлянул. - Признаться мне казалось, что вы просто не верите в наши благие намерения.
Она насмешливо фыркнула.
- Я поняла, что вы считаете, мня дурой, живущей за счёт инстинктов и идей о равенстве и братстве людей и оборотней. Так вот, придётся вас огорчить, это в корне неверно. - Она украдкой взглянула сначала на брата, тот оказалась, весьма заинтересованно слушал её отповедь, а затем перевела взгляд непосредственно на собеседника. Он не выглядел удивлённым, но слушал внимательно. Она по-прежнему оставалась непонятным фактором, который следовало определить точно. Девушка вздохнула.
- В благие намерения я просто не верю. Ни в ваши, ни в чьи бы то ни было ещё. Возможно, вам покажется это эгоистичным и диким. Но мне абсолютно плевать, что будет с другими оборотнями. Найдёте вы их или нет, это ваши проблемы. Конечно, для их поиска вам понадобятся сведения, которые могу предоставить вам я. Но и это меня, если честно, заботит мало. Ваши проблемы решайте сами - без моего участия. Однако изначально всё затевалось именно для того, чтобы я чувствовала себя в безопасности от вас и ваших людей. Так что я прекрасно понимаю, что сотрудничество необходимо. Вот только, мне интересно, что я буду со всего этого иметь? Прошу прощения, но жизнь в роли вашей подопытной свинки в обмен на то, чтобы не устраивали охоту на меня — это меня совершенно не устраивает. Вот мне и интересно, что вы можете мне предложить такого, чтобы я согласилась на сотрудничество.
Милена выжидающе замолчала. Она предельно честно обрисовала свою позицию, сейчас всё зависело только оттого, что скажет на это представитель властей.
- Вот это уже разговор. - Он довольно улыбнулся и откинулся на спинку кресла.
- Мы вовсе не собираемся держать вас взаперти или что вы там ещё напридумывали. Вы, не смотря ни на что, остаётесь гражданкой России, независимо оттого, можете вы перекидываться зверем или нет. И в связи с этим, у вас по закону есть определённые права. - Оборотень саркастично усмехнулась, но промолчала. Реши они, что мёртвый зверь им интереснее, так ни о каких правах и не вспомнили бы. Она была в этом уверена, собственно, на их месте она поступила бы точно так же. - Мы предлагаем вам заключить с нами договор и работать на нас. - Милена удивлённо приподняла брови, Денис молча внимал, так же вникая в ситуацию, которую навязывали его сестре.
- Нас, конечно, интересуют некоторые аспекты вашей психологии и физиологии, и мы были бы вам благодарны, если бы вы приняли участие в нескольких проектах. Но мы оставляем право выбирать соглашаться на это или нет за вами. Однако это не основное для чего мы хотим видеть вас в наших рядах. Ваши способности и знания были бы неоценимы в роли, м-м-м... приглашенного специалиста. Конечно, вы не можете являться боевиком, для этого у нас есть более - здесь он замялся, будто подыскивая слово, - квалифицированные в этой области сотрудники. Хотя ваши физические данные и превосходят те, что доступны людям. Но в качестве того, кто сам является оборотнем и понимает, как думают остальные и способен помочь в их поиске, вы неоценимы.
- Э-э, - Милена настолько растерялась, что не знала, что можно ответить на данное предложение. - Не совсем уверенна, что я действительно понимаю, как думают другие оборотни. Я же никого из них прежде не встречала.
Денис Аркадьевич покровительственно улыбнулся.
- Этого и не нужно, вы же сама являетесь оборотнем, ваши реакции естественны для таких, как вы.
Девушка покривилась. Последняя реплика прозвучала не слишком то лестно.
- Смелое утверждение. Хотите сказать, что конкретно ваши реакции будут типичны для всех людей? Впрочем не важно. Получается, вы предлагаете мне работу? И какова же оплата?
- Думаю это можно обсудить позже. Сейчас мне интересно, вы согласны?
Милена мысленно поморщилась. Что ответить? Работа это конечно прекрасно, но вот что эта работа будет из себя представлять? Совершенно ясно, что её не хотят терять из виду, и отпускать на все четыре стороны. Это, безусловно, не совсем то, что может её устраивать, но на самом деле не имеет сейчас большого значения. На самом деле эта ситуация станет, да что тут говорить, уже стала проблемой и тут есть только одно "но" позволяющее с ней мириться. Она не актуальна. Оборотень не собиралась пока никуда уходить или пытаться скрыться от властей, желающих контакта. Быть может, сказывалось общее усталое состояние, но сейчас не хотелось ничего менять в своей жизни. Тем более куда-то бежать, от кого-то прятаться - это всё казалось диким. Бросать свою привычную жизнь и мчаться куда-то сломя голову чтобы сохранить независимость? Какой-то бред. Независимость от чего? Как бы они все не упирали на её звериную сущность и как бы она на самом деле не влияла на её суждения, мыслила Милена по-прежнему как обычный человек. Она же ещё даже не закончила институт! Впрочем в конце-концов в любом случае ей бы пришлось искать работу. Хотя бы на лето. Нельзя же в двадцать один год полагаться на родителей и брата? Тем более почему она должна убегать? Её собственная жизнь сейчас полностью устраивала. А если им так уж припёрло видеть её в своих рядах, то пусть так. Это же они назвали это «работой» не она. Плюс пока ей никто и не угрожал. В смысле открыто. А что будет дальше неизвестно, но и ей самой было бы лучше знать, что делают те, кого она опасается. Права была поговорка: "друзей держи близко, а врагов ещё ближе". Конечно, эти ребята небыли её врагами, пока, по-крайней мере. Но всё же.
- Лен, соглашайся. Это сейчас наилучшее решение. Вот тот выход, который устроит обе стороны. И работу получишь, ты ведь давно хотела найти нормальную работу, и не зависеть от мамы. Ну?
- Про маму хорошо вспомнил. - Она саркастично ухмыльнулась. - Я бы хотела увидеть договор или если его ещё нет, то и внести несколько пунктов от себя.
- То есть вы согласны? - Денис Аркадьевич довольно улыбнулся. Он, в общем, и не сомневался. Милена производила впечатление умной девушкой, впрочем она всё равно заставила поволноваться. Эта её вечная подозрительность и пессимистичный взгляд на вещи, причинял значительные неудобства в ходе переговоров, но, окажись она более доверчива, сказать по правде, Денис Аркадьевич бы расстроился. Конечно, из-за своей звериной сущности и излишней подверженности инстинктам, которые она демонстрировала при каждом удобном случае, оборотень могла сотворить какую-то глупость, но благо этого не произошло. Мужчина имел полное право гордиться собой. Он сделал всё, для того, чтобы оборотень хотя бы попыталась довериться их организации. И, похоже, у него это получилась.
- Вроде того, - Милена не торопилась демонстрировать дикие восторги, - Денис в целом прав, этот выход кажется не совсем безнадёжным. Только, - она вдруг замерла, будто вспомнив о чём-то. - Мне видимо придётся переходить на заочный. - Голос стал растерянным.
Денис Аркадьевич даже на мгновение впал в ступор. Привыкнув, что имеет дело с неким абстрактным и крайне подозрительным оборотнем, он совершено забыл, что девушка ещё необычно молода. Сколько ей? Кажется то ли девятнадцать, то ли двадцать и учиться она в институте.
- Прошу прощения. Я совершенно упустил из виду, что вы ещё учитесь. - Он растерянно нахмурился, как-то по-новому взглянув на собеседницу.
- Думаю, можно будет решить этот вопрос. Если вам нужны какие-то документы…
Милена поспешно замахала руками. В первую минуту это, конечно, оказалось неожиданно, но теперь полностью устраивало её. Какой же студент не мечтает о том, чтобы не появляться в учебное время в институте? А теперь у неё есть ещё и нормальная "отмаза", работа - это ведь очень серьёзно! Да и преподаватели к таким студентам лучше относятся. Правда дома всё же придётся учить - оставаться без диплома она не собиралась. Но это было намного проще, чем постоянно добираться по утрам в часы пик до учебного заведения. Хотя какая разница? Теперь она будет добираться в часы пик на работу. Тоска-печаль.
- Нет, нет. Меня полностью устроит переход на заочку, ну или группу выходного дня. Так что всё замечательно.
Студентка серьёзно взглянула на мужчину.
- Только не надейтесь подсунуть мне кота в мешке. Если я пригожусь вам как оборотень, это просто замечательно, но вот если как подопытная свинка, то тут уж не обижайтесь. Надеюсь, что вы действительно предоставите мне право самой выбирать эксперименты, в которых я согласилась бы участвовать. Резать себя я не позволю.
- Не волнуйтесь вы так. Разумеется, всё будет, так как я обещал. Если вам что-то не нравиться можете смело отказываться. Заставлять вас никто не будет. Вы сейчас подпишите договор?
Милена кивнула.
- Только оставляю за собой право изменить некоторые пункты.
- Разумеется.
Денис Аркадьевич встал и, выглянув за дверь, попросил позвать некого Антона. Денис довольно улыбнулся и подмигнул сестре.

Глава 25.


Спустя пару минут, в комнату вошёл высокий мужчина не определяемого возраста. Короткие, аккуратно зачёсанные назад волосы не то выгоревшие, не то от природы настолько светлого оттенка, что даже будь в них седина, определить это было бы невозможно. Лицо грубое, с чётко очерченными чертами вроде бы и не было исчерчено морщинами, но и по-юношески мягким не выглядело. И глаза его то ли льдисто-серые, то ли просто водянистые, казалось, не имели определённого выражения. В общем, впечатление от облика этого, как поняла оборотень "Антона", оставались более чем противоречивые.
Он молча подошёл к столу и отдал Денису Аркадьевичу папку. Тот, достал из неё копии договоров и протянул один Милене.
- Ознакомьтесь.
Значительно больше времени ушло на то, чтобы разобраться со всеми пунктами и найти компромиссы. Многое оборотню не понравилось, но изменить несколько моментов ей просо не дали, поясняя, что без этого, для них не будет смысла с ней сотрудничать. Студентка покривилась, но всё же вынуждена была согласиться. И вот, на десять раз переделанных и перепечатанных бумажках, красовалась подпись обеих сторон.
Работодатель, как и находящийся, на его стороне тёзка довольно улыбались, а Милена недовольно хмурилась, но всё же изменить уже ничего не могла. Дело было наконец-то сделано.
- Ну, будем считать до понедельника? - Денис Аркадьевич поднялся, протягивая, девушки руку. Она с кислой миной ответила на рукопожатие.
- И в следующий раз, прошу без опозданий. У нас этого не любят. - Мягко пошутил мужчина.
- Да я и не собиралась. - Милена пожала плечами и горестно повздыхала. Ехать сюда с самого утра, да в час пик как-то не очень хотелось, но и выбора у неё не было. Уже нет.
Обратная дорога показалась ей значительно короче. Хотя и в пробках они вроде бы стояли не меньше. На протяжении всего пути Денис радостно говорил ей, что ничего страшного не произошло, и что они поступили правильно. Почему "они" Милена так и не поняла. Но и опровергать слова брата не стала, казалось, он то ли себя убеждает в этом, то ли просто сам испытывает облегчение, что всё закончилось столь благополучно. В этом, она была согласна с родственником. Сама оборотень ожидала гораздо худшего и сейчас прокручивала в голове всё произошедшее, надеясь, что нигде не допустила ошибки.
- Эх, завтра нужно будет в институт ехать, переводиться на заочное отделение.
- А почему завтра? - парень удивлённо приподнял брови, совершенно не аккуратно обгоняя, какой-то москвич. По ушам резанул возмущённый рёв клаксона. - Давай сейчас заедем, чего на потом-то оставлять?
Милена вынуждена была согласиться. Только заметила, что в любом случае придётся заехать к ней и забрать студенческий, зачётку и договор. Денис чертыхнулся и снова, в нарушение правил, развернулся, направляя машину в сторону Милениного дома.
- Слушай, - она уже не выдержала. - Харе тут лихачить, езжай нормально.
Денис обиженно на неё покосился, но в дискуссию вступать не стал. Для него вождение всегда было чем-то важным, и за рулём он сидел с младых лет. Так что любая критика в свой адрес его естественно нервировала.
Наконец, машина припарковалась у подъезда и они поднялись на нужный этаж. При виде раскуроченной двери, настроение, как-то незаметно скатилось на отметку гораздо ниже среднего, и родственники молча вошли в квартиру. Милена замерла над погубленным холодильником с кучей осколков посуды вокруг.
- Денис, слушай, а можно я у тебя чуток поживу?
Брат ответил ей недовольным взглядом и высказался в том духе, что он в целом не против, только с условием, что у него подобная история не повториться, и она не будет больше бегать ночами по крышам за всякой нечистью. Скромно потупив глазки Милена обещала.
Так что, просто забрать бумаги и уехать у них не получилось. Оборотень принялась складывать необходимые ей вещи в сумку, а братец недовольно ходил по квартире, теперь уже не со страхом, а с ярко выраженным недовольством вспоминая ночные события. И, конечно же, не забывая высказывать своё отношение суетящейся сестрёнке. Та лишь виновато сопела, но и не думала перебивать. Вспоминая, в каком состоянии, она находилась тогда, и, понимая, что могла бы натворить, девушка приходила в ужас, только от одних мыслей об этом. Последние события, напрочь отбили у неё охоту продолжать в том же духе. Да и вообще, анализируя своё поведение, оборотень вынуждена была признать, что вся эта её "охота на крышах" от начала и до конца являлась не имеющей под собой логической основы авантюрой. Этого требовало даже не столько чувство территориальной собственности, или необходимость обезопасить себя и пространство вокруг "логова" от потусторонних тварей, сколько просто нереализованная энергия и совершенно невменяемое желание побегать, да подраться. В общем, ничего лестного, в этом осознании Милена для себя не находила.
Среди всех этих размышлений по-настоящему проникнуться осознанием собственной глупости мешал лишь один факт. Милена искренне не понимала, как в той ситуации она могла поступить иначе? Пусть в боях на первый взгляд и не было смысла, но ей они были необходимы. Ведь сейчас, только сейчас девушка поняла, что именно в минуты битв она училась доверять своим инстинктам, начинала воспринимать свою звериную сущность, как нечто само собой разумеющееся. Она узнала, что это такое, использовать на всю катушку обострённые чувства и возросшую силу. Возможно, что не представься ей возможность сразиться с таким противником, против которого, зачастую, и улучшенных качеств не всегда хватало, то она конечно бы разобралась с собственным организмом, но происходило бы это гораздо дольше. И сейчас оборотень лишь сожалела, что человеческое сознание не смогло взять контроль в минуту опасности. Оборотень никак не могла представить, что она могла сделать с окружающими людьми, если бы в голову не пришла мысль о хранящейся в холодильнике еде. Врывалась бы в дома и людоедствовала бы? Хотя, в конечном счёте - это тоже часть её сущности, так что грех жаловаться. Ведь в итоге всё закончилось хорошо.
Она вздохнула. Как себя не убеждай, всё равно обмануть собственный разум невозможно. Сейчас оборотень легко могла представить картину кровавой резни, устроенную ею ради добычи недостающей для полного восстановления материи. И дело даже не в том, что это жестоко или неправильно, или в том, что все люди братья, или прочей ерунды. Если бы возникла такая необходимость, она легко бы пожертвовала парочкой окружающих. Таков закон, не съешь ты, съедят тебя, и иногда в прямом смысле. Однако делать что-то, не имея возможности контролировать своё поведение, вот это уже было, сточки зрения оборотня, до ужаса омерзительно. Если уж ей пришлось бы совершить поступок, за который могут потребовать ответ, то Милене искренне хотелось знать, что она сама приняла это решение, руководствуясь, пусть даже, чувствами, а не логикой, но не просто тупым желанием пожрать. За свои поступки она привыкла отдавать отчёт, хотя и только себе.
Когда со сборами было покончено, Милена с досадой отметила, что даже прибудь они сейчас в институт, то всё равно там никого не застанут. Денис на это только пожал плечами, сказав, что у неё ещё завтра будет полно времени со всем разобраться. Девушка согласилась, однако, уже выходя из квартиры, вспомнила об ещё одной детали, которую не плохо было бы забрать с собой. Так им пришлось, кроме одежды, перетаскивать в машину ещё и компьютер.
Милена ещё дивилась тому обстоятельству, что, оказывается, пока она собирала вещи, Денис по новой прикрутил петли и кое-как навесил входную дверь. Преградой она по-прежнему не являлась, но теперь хотя бы не стояла, просто привалившись к косяку, что само по себе являлось несомненным плюсом. Милена ещё напомнила брату, что он обещал кому-то позвонить, чтобы разобраться с этой проблемой. Денис ответил что помнит.
По пути они заехали подкрепиться в любимый Денисом японский ресторанчик. Там, кстати, оборотню не понравилось. Порции были настолько мелкие, а цены такие большие, что получить удовольствие от трапезы она так и не смогла. А тут ещё и братец отказался оплачивать её заказ, заявив, что он по миру пойдёт, если возьмёт на себя заботу о её пропитании. Тем более, неожиданно вспомнилось, что Милена и скоро сама выходит на работу, да и сейчас не нищенствует, так что пусть свои аппетиты оплачивает самостоятельно.
Вечерело, на улицах уже во всю горели фонари, Денис же потирал слипающиеся глаза. Она с удивлением отметила, что спать ей, конечно, хочется, но как таковой усталости нет, хотя, если вспоминать события прошедших суток, это, мягко говоря, странно.
Уже на подходах к дому двоюродного брата, Милена заметила горящую вывеску круглосуточного магазина. Ведь и завтра ей придётся чем-то питаться, а у Дениса, наверняка, последняя мышь в холодильнике повесилась. Данное предположение было высказано в слух, и поскрипывающий зубами от усталости парень вынужден был согласиться на очередное оттягивание встречи с любимой кроваткой.
- А вот мыши у меня все кормленные. - Удержаться от язвительного замечания он всё же не смог.
- Откуда у тебя мыши-то? - В свою очередь удивилась сестрёнка.
- У соседа, - сказал Денис довольный произведённым эффектом. - Только у него не мыши, а крысы. Домашние, две белых, и одна рыжая. Он их мне отдаёт временами, когда в командировку уезжает. А так как мотается он частенько, поэтому они фактически у меня прописаны. Надеюсь, ты крыс не боишься, а то если будет выбор от кого отказаться, я предпочту жизнь с пусть такими же пушистыми, но мелкими друзьями человека.
У Мелены глаза на лоб полезли.
- Какие нафиг соседские крысы? Почему я об этом в первый раз слышу? Ты что же это предпочтёшь общество грызунов, чем родную сестрёнку?
Разумеется, - в свою очередь поразился парень, - мы с ними прекрасно ладим, а ты меня уже съесть пыталась, так что нет тебе доверия в этой жизни.
Девушка даже не нашлась что ответить.
Правда, когда парочка добралась до квартиры, Милена ещё раз, теперь уже плотно поужинала, и ей указали на отведенное место, никаких крыс или иных представителей животного мира, кроме уже практически завядшего кактуса на подоконнике в гостиной, найдено не было. Вероятно, сегодня сосед был дома, и живность свою держал при себе. Хотя, по правде сказать, девушку это расстроило не сильно. Зато на этот раз она по настоящему выспалась, и никакие крысы ей не мешали.
Утро началось до неприличия поздно, Денис ушёл из квартиры часам к семи утра, стараясь не шуметь, но оборотень его всё равно засекла, хотя и никак не прореагировала. И ещё, до половины первого она провалялась в постели. Пускай спать и не хотелось, но вот просто понежиться под тёплым одеялом, когда за окнами началась метель, было необыкновенно приятно. Теперь, когда над ней не нависала проблема вражды с государственными структурами, оборотень подсознательно расслабилась и стала позволять себя небольшие вольности, от которых раньше, не отдавая себе в этом отчёт - отказывалась. Не смотря на то, что последние месяцы, она, понукаемая звериной сущностью, предпочитала вести чрезмерно активный образ жизни, но по натуре своей Милена была лентяйкой. И сейчас это стало особенно хорошо заметно. В конце, встать её тоже заставило не чувство ответственности, что нужно ехать в институт и переводиться на другое отделение, а элементарный голод.
Готовить желания не возникло, так что она просто уничтожила всю колбасу и весь хлеб, что вчера купили. Между прочим, по два батона каждого. На мгновение в душе даже проснулась совесть, или что-то её отдалённо напоминающее, оборотню внезапно вспомнилось, что эту колбасу брат брал себе, однако самобичевания продлились недолго. На ум пришло высказывание в их семье повторяемое из раза в раз: "в большой семье клювом не щёлкают". Вот уж воистину, Милена кивнула головой, в такт своим мыслям, и вгрызлась в очередной бутерброд.
К двум часам дня, Милена добросовестно проходилась по коридором даже в каникулы не пустующего института и искала дверь с нужным номером, по крайней мере, послали её именно в этом направлении. Хотя сама студентка не была уверена, что назван был правильный адрес. Администрация вечно переезжали из одного конца института в другой, так что учащиеся, да и сами преподаватели вечно путались.
Этот этаж "принадлежал" другим факультетам, так что здесь Милене ещё бывать не приходилось. Она вертела головой по сторонам и пыталась понять порядок нумерации аудиторий. Однако получалось у неё не слишком. В конечном итоге, отчаявшись, она решила спросить дорогу у первого встречного, но по закону падающего бутерброда, именно в этот момент коридор оказался абсолютно пуст. Скрипнув от безысходности клыками, девушка стремительным шагом выскочила на лестничную клетку, где послышались лёгкие шаги. И заметив невысокую фигурку, тихонько ойкнула, и поспешила ретироваться. Сделать ей этого конечно не удалось, что и не удивительно, так как она едва не сбила проходящего мимо с ног, но попробовать определённо стоило.
- Крестова! - Леопольд Вениаминович проворно схватил девушку за запястье, и та вынуждено замерла.
- Ой! Леопольд Вениаминович! Здравствуйте, - она искренне улыбнулась, так, будто всю жизнь мечтала увидеть злобного преподавателя, знавшего о её секрете, в разгар зимних каникул.
- Здравствуйте, Милена, что же вы тут забыли? Неужели тяга к знанием так велика, что даже официальные каникулы вас уже не останавливают? - По его виду не возможно было определить, то ли он забыл об их разговоре, что вряд ли, то ли просто не демонстрирует, что для него это имеет принципиальное значение, что являлось более правдоподобным вариантом.
- Так тяга к знаниям всегда хорошо, разве нет? - Не имеющая возможности по быстрому слинять, оборотень от радостного дружелюбия, перешла к досадливой агрессии.
- Теоретически конечно да... Просто не ожидал вас здесь увидеть до летний сессии. - Люцифер вежливо улыбнулся, явно этой своей фразой намекая на постоянные прогулы одной конкретной студентки. Милена скривилась, и, тоскливо вздохнув, призналась.
- Скорее всего, так и будет, я перевожусь на заочное отделение.
Розов отпустил её руку и нервным движением поправил и без того идеально сидящие очки.
- У вас проблемы? Милена, послушайте, я понимаю, что в вашем положении наверняка есть сложности, однако не стоит забрасывать учёбу. Если вам не к кому обратиться...
- Да нет же! - Девушка смущённо зарделась, она по-прежнему терялась, если какой-то, как ей казалось совершенно сторонний человек, проявлял о ней заботу. Странно было предположить, что преподаватель, узнав, кем она является: случайно, нелепо, но всё равно проникнется к ней какими-то чувствами вроде дружелюбия, а не попробует выкинуть из головы всё как страшный сон.
- Просто нашла работу и ходить на занятия теперь станет проблематично. Поэтому заканчивать институт планирую, занимаясь самообучением.
- Вот как? - Казалось, Леопольд Вениаминович приятно удивлён подобными новостями.
- То есть это не связано с вашей эм-м.. особенностью?
- Ничего криминального - оборотень неопределённо улыбнулась, не желая напрямую отвечать на поставленный вопрос. - Серьёзная организация, приятные, - она вспомнила многочисленную охрану и дружелюбную улыбку Аркадьевича, - люди.
В этот момент ей пришлось замолчать, на пролёт выше открылась дверь и по лестнице принялись спускаться, громко гогоча, двое парней. Однако стоило им заметить благосклонно смотрящего в их сторону Люцифера, как они скромно потупились и поспешили убраться с глаз преподавателя. Проходя мимо, они, как сами думали, незаметно скорчили девушке сочувственные физиономии. Милена в душе даже порадовалась такому проявлению студенческой солидарности и поддержки.
- Лоботрясы. - Леопольд проводил глазами ушедших ребят. Оборотень промолчала, хотя и не согласилась с преподавателем. Что бы лоботрясам делать в учебном заведении во время каникул? Правда, тут могли быть варианты. Вполне возможно, что они просто пришли на пересдачу заваленного предмета. Тогда характеристика оказалась бы верной.
- Значит, решили устроиться на работу? Что ж, единственное, прошу вас быть повнимательнее. Милена, я понимаю, что вы уже взрослая девушка. Но всё же не доверяйте первым встречным. И ещё, - он серьёзно взглянул на неё поверх золочёной оправы. - Если вы ввяжетесь в неприятности, с которыми не сможете справиться самостоятельно, или вам понадобиться совет или помощь, вы всегда можете ко мне обратиться. Не думайте, что это просто слова, я действительно готов вам помочь в случае необходимости.
- Эм-м, - оборотень растерялась и даже рот приоткрыла от удивления, однако, тут же спохватилась.
- Люци... ой, то есть Леопольд Вениаминович, зачем вам это? Спасибо конечно, но согласитесь, ваше предложение выглядит как-то странно и не совсем правдоподобно. Вам то это для чего?
- Ну, во-первых, вы вынуждены были раскрыться, спасая мне жизнь, это для меня, поверьте, значило очень много. - Судя по интонации это было действительно так. И для Милены, это стало новым поводом разрушить привычный миропорядок и привести свои чувства в смятение. Она то не хотела ничего такого! Тогда, да и сейчас подобные действия были для неё естественны, они не несли в себе цели сделать преподавателя своим должником. Приятно конечно, что он не стал воспринимать её как какого-то монстра, хотя с точки зрения самой Мелены следовало бы, но вот стать объектом такой вот неприкрытой благодарности, как ей казалось совершенно не заслуженной, было для оборотня совершенно чуждым. Раньше ей не приходилось сталкиваться с проявлением подобных чувств в свой адрес.
- Да и вообще, - тут Леопольд совсем по-мальчишески улыбнулся. Если бы Милена не знала его уже довольно долгое время, она бы даже поверила ему сейчас. Но представить злобного преподавателя в качестве старшего товарища решительно не получалось. Особенно если вспомнить, что именно с такой улыбкой он расписывался за поставленную в зачётке двойку. К данному моменту у большей части студентов образовалась аллергия на эту мину и сама оборотень была в их числе.
- Не каждый день доводится встретиться с живым представителем сказочного фольклора, да ещё с таким, который бы не думал постоянно о том, что бы тебя побыстрее сожрать. Сами подумайте, ведь вы бы на моём месте тоже не отказались бы от такой встречи.
Вот в это девушка уже могла поверить. Ведь действительно, кто откажется от знакомства с настоящим оборотнем? Да ещё и до неприличия безобидным.
Она ответила на улыбку своей, так же, тщательно отрепетированную перед зеркалом. Вообще полезный навык, чем дружелюбней ты выглядишь, тем легче тебе общаться с окружающими.
- И в самом деле, от подобных знакомств тяжело отказаться. Жаль, что мы с вами больше не увидимся.
На сей раз, улыбка вышла не на столько огорчённой, как то пыталась её изобразить Милена.
- На занятиях конечно нет.
Он отметил, как неудержимо расползаются к ушам губы девушки, и позволил себе тоже мило улыбнуться.
- А вот на экзамен вы всё равно придёте ко мне. Вот там то увидимся стопроцентно. - Радостное настроение мгновенно пропало, и сменилось кислой гримасой.
- Ну что ж, до свидания Милена, я и так вас порядком задержал.
Парень кивнул и, развернувшись, направился к выходу, который располагался на нижних этажах. Девушка ещё пару секунд простояла на месте в попытках разложить полученную информацию на полочки в мозгу, как вспомнила одну немаловажную деталь и, перегнувшись через перила, успела крикнуть:
- Леопольд Вениаминович! А вы не подскажите, где находиться триста семнадцатый кабинет?
Люцифер остановился, запрокинув к ней голову, и сосредоточено нахмурил светлые брови. Через пару мгновений лицо его разгладилось, а на губах вновь возникла покровительственная улыбка.
- Так учебная часть в другом корпусе. Те аудитории, что отсутствуют здесь, находятся в другом здании. Советую поискать там.
И вновь кивнув на прощание, он вышел на улицу. А Милена так и осталась стоять, злобно порыкивая и недобро поглядывая по сторонам, ища, на чём бы можно было сорвать злобу. Она эту проклятую аудиторию больше получаса искала! Как она считала нужный коридор три раза из конца в конец обошла, думая, что просто пропустила дверь с необходимым номером! Вот это фокус! Не удивительно, что все вечно плутают в поисках учебной части.
Оборотень покачала головой и запрыгала по ступенькам вниз. Метель на улице снова набрала обороты и теперь, даже пальцев на вытянутой руке было не видно. Милена натянула, поплотней шапку и, зарывшись носом в воротник куртки легкой трусцой затрусила в нужном направлении. С трудом, следя за очертаниями проплывающих мимо объектов, оказывающихся при ближайшем рассмотрении то машиной, то коробкой непонятного назначения, а то и открытым колодцем. Поняв, чем являлось последнее непонятное пятно на земле, она обошла его по десятой дороге на ходу мечтая, чтобы тот, кто оставил открытым люк колодца, в него бы и свалился.
Дойдя до нужного строения, она ещё не меньше пяти минут искала вход в здание, так как злорадно завывающий ветер стремился залепить ей глаза снегом и рассмотреть хоть что-нибудь.
В конечном счёте, проблема оказалась решена, но только потому, что кто-то вышел из искомого подъезда. Получалось, что тот находился значительно правее, чем Милена думала. Недовольно матерясь, она позволяла себе подобное поведение, только если была уверенна, что её никто не слышит. Сама ужасно не одобряла ненормативную лексику.
Милена проследовала-таки в найденную учебную часть. Как не странно, её там хоть и не ждали, но приняли и после не слишком долгой волокиты перевели на заочное отделение. Обрадовано вздохнув, оборотень смело вышла в метель и отправилась домой.

@темы: существа, рабочее, писульки, книжное, животные, грандиозное, видовое, ВзглядомХищника, 1 книга